Политика противодействия коррупции

Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев утвердил своим указом Концепцию антикоррупционной политики РК на 2022 — 2026 годы

Стратегической целью является достижение 47 баллов в Индексе восприятия коррупции Transparency International по итогам 2026 года, 55 баллов — к 2030 году.

Утверждение данной антикоррупционной концепции проведено в рамках Общенационального плана мероприятий по реализации послания главы государства народу Казахстана от 1 сентября 2021 года «Единство народа и системные реформы — прочная основа процветания страны».

         Контроль за исполнением настоящего указа возложен на Администрацию президента Республики Казахстан.

В документе отмечается, что Казахстан нацелен на переход от рутинного противодействия коррупции к коренному изменению общественного сознания, неприятию населением любых форм коррупции и непотизма, приоритету превентивных мер.

         В документе обозначены ключевые проблемы, требующие решения в среднесрочной перспективе.

«Бытовая» коррупция

По результатам социологического исследования «Мониторинг состояния коррупции за 2020 год», проведенного Общественным фондом «Транспаренси Казахстан», перечень чувствительных с точки зрения коррупции органов и учреждений из года в год практически не меняется: государственные поликлиники и больницы, полиция, управления земельных отношений, ЦОНы, государственные детские сады и вузы.

В структуре коррупционной преступности за последние три года значительную часть занимают факты взяточничества — более 50%. В числе основных причин: сохраняющиеся административные барьеры, двусмысленные и дискреционные нормы, недостаточная открытость государственных органов, высокая доля государственных услуг, оказываемых на альтернативной (бумажной) основе.

Коррупционные риски в государственном и частном секторах

Наблюдается слабая заинтересованность государственных органов и квазигосударственного сектора в устранении предпосылок коррупции, выявляемых уполномоченным органом по противодействию коррупции в рамках внешнего анализа.

Институт внутреннего анализа коррупционных рисков пока не стал действенным инструментом «самоочищения» для государственных органов и квазигосударственных организаций.

Наряду с этим отсутствует эффективный механизм реагирования по принципу «регион — центр» на выявленные риски внутриотраслевой системы государственного управления.

Пассивность государственных органов и субъектов квазигосударственного сектора в вопросах противодействия коррупции не позволяет рассчитывать на реальное снижение уровня коррупции.

Оплата труда госслужащих и работников госорганизаций остается недостаточно конкурентоспособной по сравнению с корпоративным сектором.

Отсутствует эффективный механизм предупреждения конфликта интересов при выполнении государственных функций.

Поиск похищенных активов, возврат их в бюджет остается на втором плане ввиду сложности доказывания преступного происхождения имущества.

Превентивные меры преимущественно направлены на противодействие коррупции среди государственных служащих. Это снижает эффективность предупреждения коррупционных проявлений со стороны лиц, не являющихся таковыми, но при этом оказывающих высокое влияние на восприятие гражданами уровня коррупции.

Высокая коррупционная уязвимость процесса распределения бюджетных средств

Недостаточная прозрачность информации о формировании и расходовании бюджетных средств относится к системным факторам, повышающим риск коррупции в управлении государственными финансами.

Ключевой причиной негативной практики является недостаточная взаимосвязь между системой планирования и освоением бюджетных средств. Бюджетные заявки зачастую формируются на основании необоснованно завышенных ценовых предложений компаний, нередко аффилированных с ответственными лицами.

Закрытости и рассредоточенности соответствующих сведений способствует отсутствие единой информационной системы, содержащей данные о расходовании республиканского и местных бюджетов.

Решение о целесообразности субсидирования субъектов предпринимательства принимается без участия научного сообщества соответствующей специализации. Наличие дискреционного финансирования позволяет отвлекать ресурсы и обходить механизмы соблюдения бюджетной дисциплины.

Наблюдается тенденция вывода бюджетных средств из-под государственного контроля посредством увеличения уставного капитала юридических лиц квазигосударственного сектора. В обход процедур государственных закупок и заключения гражданско-правовых сделок между администратором бюджетной программы и подведомственной организацией проводится перечисление средств на цели, не связанные с развитием отрасли. В результате — размытые договорные обязательства, нерациональные траты бюджета, хищение.

Недостаточная прозрачность закупок

В 2020 году доля государственных закупок в общей сумме бюджетных расходов составила 35%, это 7% в структуре ВВП Казахстана, что демонстрирует весьма существенное экономическое влияние на рынок.

Такой оборот бюджетных средств усиливает коррупционную привлекательность системы государственных закупок. Каждое пятое коррупционное преступление совершено в данной сфере.

Разрозненность правовой базы, различных платформ и сайтов закупок является следствием отсутствия единого реализационного подхода и общей стратегии развития этой сферы, несмотря на один источник происхождения средств — бюджет государства.

В этих условиях широко распространены факты искусственного завышения закупочных цен.

Оценка потенциала поставщика не всегда объективна ввиду непрозрачности заключения поставщиком договоров с субподрядчиками при исполнении своих обязательств по договору о государственных закупках.

Распространенной проблемой остается подписание фиктивных актов.          Неизбежность дисциплинарной ответственности за несвоевременное освоение порождает «вынужденное» нарушение закона. В итоге приоритетом выступает не качество работы, а формальное исполнение бюджета.

Доля прямых закупок способом из одного источника все еще высокая (61% в среднем за 2018-2020 годы).

Высокий уровень участия государства в экономике

Существенная доля государственного участия в экономике сдерживает конкуренцию между субъектами экономической деятельности, мешает формированию крепкого частного сектора и тормозит переход страны к новой модели экономического роста.

Привилегированный доступ государственных предприятий к ресурсам, рынкам и финансам ставит частные компании в невыгодное положение и подрывает усилия по продвижению экономической диверсификации, прямых иностранных инвестиций и росту производительности, а также создает условия для коррупции.

Отдельные субъекты квазигосударственного сектора создавались без глубокой проработки их необходимости. Внешними анализами коррупционных рисков установлено, что ряд из них дублирует деятельность структурных подразделений министерств. Как отмечается в Концепции развития гражданского общества в Республике Казахстан, на сегодня вместе с квазигосударственным сектором удельный вес государства в экономике достигает 60-80%.

Наряду с этим действующий механизм приватизации и передачи активов в конкурентную среду не исключает конфликт интересов и допускает приобретение объектов за цену ниже гарантийного взноса.

Статья «Организационная система противодействия академической коррупции в высших учебных заведениях»